Black Aleera
Мы потому и любим закат, что он бывает только один раз в день
...и заключительная.

Буквально пара слов об окончании нашего отдыха.

Следующий день прошел немного странно, сейчас помню его как во сне. С утра мы устроили прощальную фотосессию на пирсе, а потом и на галечном пляже. Девочки даже немало помучились со мной, чтобы получить от меня нормальных лиц (миссия практически невыполнима), а потом мы лениво отдыхали, играли в котодурака, смеялись и дурачились. И с трудом старались осознать тот факт, что завтра вечером мы уж будем дома. Две недели вроде бы и тянулись достаточно долго, но с другой стороны промчались как один вечер, слишком быстро.
Впечатлений осталось море, есть и парочка неприятных, но в основном… это был один из самых приятных отдыхов в моей жизни, даже лучше Севастополя. Это были очень беззаботные две недели, полные лишь ветром, морем, галькой да небом. Таким же бесконечно красивым в любом своем облике, как и море, но благодаря дурманящему подобию свободы абхазское небо показалось мне даже красивее, чем оно есть на самом деле.
Эта среда была довольно типичной: тот день, когда все проходит по обычному расписанию, и по какой-то причине это радует. Что не надо никуда идти, ничего делать, ни о чем беспокоиться. Просто лежишь… либо на волнах, либо на гальке, либо на кровати в номере, и наслаждаешься всем, что происходит.
Это лето было странным для меня, когда я с мая по август несколько дней, но проводила на море. Никогда прежде такого со мной не случалось, аж четыре месяца! И никогда прежде я не прощалась с морем дважды за год. У нас еще было следующее утро, но я решила не откладывать мое прощание. Тем более этим вечером были такие уютные волны: делаешь рывок наверх, волна на миг подхватывает, а потом словно бросает вниз на воду. Как тогда, в Болгарии, когда шел дождь, и волна поднимала и опускала девушку впереди меня. Да, местное море не было таким уж гостеприимным к нам, и все-таки оно было… не знаю, терпеливым? Оно бывало мутным и прозрачным, спокойным и бурным, прозрачным и со всякой грязючкой, слоистым и просто прохладным… И все-таки оно подхватывало, пусть и неохотно, и уносило меня так далеко от всего в этом мире… а это все, что нужно мне от моря. Ну и немножко вдохновения до того момента, как я встречусь с каким-нибудь морем вновь.
Девочки в тот вечер много сидели возле берега, а я несколько раз отплывала от них, просто чтобы остаться наедине с морем… потому что разговор с ним, пусть и молчаливый, – дело деликатное для меня.
Вечер мы пошли в наш любимы кафе-бар с намерением отвести там душу как следует. Место нашли с трудом, но все же нашли. И засиделись там до момента, как началась гроза. Громыхало прямо над нами, небо часто озарялось вспышками, а дождь шумел громче любого водопада. Нас отделял от него лишь навес над нами да шторки возле нас. И мы даже не пытались перекрикивать ливень, а просто слушали его, как одну из самых чудесных мелодий. Я запомню тот момент как один из тех, когда я чувствовала полное, безграничное счастье. Приглушенный свет фонариков, шум дождя и грома, рядом девочки, а где-то далеко слышно море… И вот опять это ощущение, словно весь мир остановился, позволяя мне прочувствовать этот момент во всем его волшебстве.
Уловив паузу в ливне, когда дождь хоть немного стих, мы воспользовались шансом и помчались по мокрым дорожкам в гостиницу, где нас ждал сюрприз в виде закрытой двери. Время было около одиннадцати, а они уже закрыли двери! На замок! Думаю, это от дождя, конечно, но на замок-то зачем… В общем, нас пустили, после того как мы побарабанили в дверь, но как так-то.
Помимо сборов чемодана на эту ночь у нас был план: распить бутылку вина, купленную возле новоафонских водопадов. Бутылка выглядела вполне прилично, с этикеткой, в бутылке из-под вина – в общем, все как надо, а не как тут привычно. Юля не рискнула, и бутылка осталась на нас двоих. Сделав небольшой глоток, я ничего странного не заметила: ну вино как вино, кисловато, с каким-то непонятным привкусом. А Лиза попробовала и сказала: «Что-то у него привкус копченого сыра». Так что больше мы его не пили: потому как мне совсем не улыбалось в одиночестве пить вино, которое отдает сыром, а я этого даже не замечаю. Почти полную бутылку пришлось оставить в холодильнике на радость хозяйке. Вот так завершилась грустная история о том, как мы пытались оценить по достоинству абхазские вина.
На утро мы поспешили на море, ведь то было наше последнее утро на этом пляже, и кто знает, вернемся ли мы когда-нибудь туда. Вода в этот раз показалась мне слишком прохладной, поэтому вместе двух заходов, я осилила лишь один с половиной. Зато именно в последнее утро я обнаружила, что на пляже был туалет, причем вполне приличный. На раковине висела картонка с надписью «10 рублей», но так рядом не было никого, кто взимал бы этот налог, я так и не поняла, действительно ли он платный или это призрак недавнего прошлого. В этот день мы ушли позже обычного, и бродить под солнцем было ощутимо труднее, чем обычно. Отправив Лизу в номер собираться, мы с Юлей побрели в «Никофу» за миндальным коньяком, который заказала Ира. Говорят, вкусный, я не пробовала, да и пожалела бы я 800 рублей за литр. Но, быть может, это показатель хорошего алкоголя. Дорога была трудной благодаря жуткому солнцу, но разговоры о любимых персонажах спасали ситуацию.
После возвращения в номер мы быстренько намылись и дособирали чемоданы, и, оставив их на сохранение в кабинете хозяйки, отправились убивать время в кафе-баре. Я все утро мечтала о блинчиках и пахлаве (они там необыкновенные), но оказалось, что ничего из этого нет. Я попытала счастье с медовым тортом, которого за весь наш отпуск ни разу не было, но и тут неудача. Я загрустила и взяла картошечку, потому что есть хоть особо и не хотелось, но ближайший прием пищи светил мне в лучшем случае через сутки. Проведя последние часы в Новом Афоне в компании привычных выкрутасов и вкусной еды, мы около двух вернулись в гостиницу. Оттуда нас вывезла сама хозяйка, доставив до центра Нового Афона – его обозначала какая-то скульптура непонятного назначения в виде ракушки. Там уже в маршрутку с хорошей музыкой («Вы нам специально «Road to hell» включили, что ли?») и прямиком к границе. Проехались с ветерком, с любопытством глядя по сторонам. Оказывается, столько всего интересного мы проезжали по пути в Новый Афон, но ночи настолько темные, что мы даже очертаний не видели. Проезжали Гагры, тоже красивое место… и однажды, быть может, и сюда стоит совершить небольшую экскурсию. Границу мы перешли буквально минут за пятнадцать, и, вдохнув воздух родной России, прямо даже расслабились. Приятно было вернуться домой, несмотря на то, что дух СССР преследовал нас по всей Абхазии. На границе набралась целая маршрутка, согласная ехать к жд-вокзалу и аэропорту всего за сто рублей, и довольно быстро мы отправились в путь. И вот так мы через полчаса оказались в аэропорту. Самолет задержали незначительно, но нельзя не отметить, что в таком захваленном аэропорту, как в сочинском, было невыносимо душно. Меня качало и мутило почти все то время, что я там находилась. Но, слава богу, все это осталось позади. Как и самая жесткая посадка в моей жизни, мда.
Вот так мы вернулись домой из двухнедельного путешествия, главным смыслом которого было не изучение чужой культуры, а просто отдых. И мне кажется, это было потрясающе. Да, обычно я делаю кое-какие выводы о местном населении стран, где побывала, о самих странах немного, но в этот раз, пожалуй, воздержусь, потому как все мое внимание было сосредоточено на девочках. И на том, как невероятно хорошо быть вот так временно предоставленным самому себе и расслабляться в постоянном потоке шуток и смеха.
Но Абхазия определенно стоит того, чтобы приезжать туда, и не один раз, просто ради того, чтобы полюбоваться природой, скрытой в ее горах.
И да... в любой непонятной ситуации, всегда было одно, самое верное объяснение, произнесенное с нужной интонацией: Апсны...

@темы: Абхазские записки, почеркушки (с)